Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!


Сатирические журналы второй половины XVIII века. Литературно-издательская деятельность Н.И.Новикова.


Русская журналистика XVIII века представляет собой серьезную и важную часть общественной жизни России той эпохи. В течение одного столетия из малозаметного и маловлиятельного факта, каким она была при Петре I, журналы превращаются в явление, прочно вошедшее в сознание общества, отражающее и, самое важное, серьезно воздействующее на жизнь общества.

Возникнув в результате правительственной политики, они постепенно становятся выражением не правительственных мнений, а взглядов и стремлений радикально настроенных общественных групп. И сатирическая журналистика сыграла в этом процессе немаловажную роль. Журналы того времени ставили перед собой достаточно серьезные цели просветительского характера, являясь не только и не столько развлекательными изданиями. И, не смотря на свое сравнительно недолгое существование (1769-1774 года), сумели показать реальное положение дел в стране. Сатира XVIII века полностью раскрывает смысл просветительских мероприятий Екатерины II, показывает абсолютную бесполезность и даже опасность стремлений императрицы повлиять на общественное мнение. Более того, целый ряд изданий выступает против идеологического штурма Екатерины Великой и ее журнала Всякая всячина, 1769 год издания. И, если судить по быстро последовавшей цензуре и закрытии оппозиционных журналов, довольно успешно. Сатира была основным литературным жанром для выражения антидворянских тенденций, которые иначе, в условиях ущемления русской буржуазии, невозможно было ввести в литературу.

В стране создалась трудная ситуация: всеобщее недовольство и т.д. Екатерина учла это и пришла к заключению о необходимости успокоить общественное мнение, разъяснить причины роспуска столь широко разрекламированной Комиссии и попутно изложить основные принципы правительственной политики. Она решила сделать это при помощи периодического издания, сатирического журнала, который стал выходить анонимно со 2 января 1769 г. Назывался он Всякая всячина. Вслед за ним в течение одного только 1769 года появилось восемь еженедельных и ежемесячных журналов. Хотя в следующем году они практически не продолжаются, но все же до 1774 г. тянется цепь таких изданий.

Первый журнал, Всякая всячина, на улицах Петербурга появился второго января 1769 года. Издавал его статс-секретарь Екатерины II Григорий Васильевич Козицкий, но за его спиною стояла сама императрица. Она решила выступить на поприще журналистики для того, чтобы проконтролировать общественной мнение в России. Екатерина рассчитывала на то, что пример Всякой всячины вызовет подражание, и постаралась ему содействовать. Так, желающие выпускать новый журнал могли подавать прошения в Академическую комиссию (распоряжавшуюся единственной на то время типографией в Петербурге) без оглашения имен. Вследствие этого мы так и не знаем, кто выпускал, например, журнал Смесь.

Возникали журналы в следующем порядке. Всякая всячина, как мы сказали выше, стала выходить в начале января. За нею, в конце того же месяца, выступил журнал И то и сё, в феврале возник Ни то ни сио. В апреле появилась Смесь, в мае - Трутень, и, наконец, в июле читатели познакомились с Адской почтой. Тиражи изданий были также различны и испытывали колебания. Интересный факт - число читателей Всякой всячины неуклонно падало (с 1692 экземпляров до 600), зато тираж Трутня, главного оппонента Всякой всячины, возрастал.

Малейшие критические замечания в адрес правительственных учреждений кажутся злостными и опасными журналу Екатерины, и он спешит их опровергать.

Помимо Екатерины II в журнале участвовали Г.В. Козицкий, И.П. Елагин, А.О. Аблесимов, А.П. Сумароков и др.

Второй по времени возникновения журнал И то и сё издавал Михаил Дмитриевич Чулков. Мировоззрение журнала политически неотчетливо; он избегает социальных обобщений и чуждается сатиры. Этот журнал стоял в стороне от политики и не касался наболевших общественных проблем. В часности, И то и сио совсем не затрагивает вопросов политического характера, столь резко ставившихся в журналах Новикова.

Уже в первом листе своего журнала Чулков делает, хоть и не особенно резкий, выпад против Всякой всячины, раздававшей бесплатно вступительный номер. Издатель вообще считал, что только дурак может признать Всякую всячину достойной почтения 1.

Ежемесячный журнал Федора Эмина Адская почта, или переписка хромоногого беса с кривым издавался с июля по декабрь 1769 г. Писатель, переводчик Ф. Эмин был автором практически всех материалов журнала. Несмотря на однообразие формы (переписка двух бесов), журнал был интересен и популярен, чему способствовал сатирический дар автора. Название своего журнала издатель объясняет в первой своей статье К читателю. Ф. Эмин был сторонником резкой сатиры на нравы и лица, не смущаясь ни высоким их положением, ни принадлежностью к духовному сану. К темам обычным для сатирических журналов Эмин прибавил две. Первая - сатира на духовенство, в особенности на монахов. Этим нововведением публицист нажил себе немало влиятельных врагов. Среди мишеней его сатиры, в частности, были иезуиты, само имя которых к тому времени стало нарицательным. Вторая тема - политическая сатира на положение в различных европейских странах. Эмин был не только смелым моралистом, в своих сатирах он показывал незаурядное мастерство публициста, а в статьях о европейской политике - близкое знакомство с теми странами и народами, о которых писал, что отличает его от многих других обличителей французов, англичан и немцев.

Особо замечательны два его материала - ответы корреспондентам Всякой всячины Добросоветову и Правдолюбову. Автор здесь как бы отбрасывает разработанные стилистические приемы, намеки и говорит прямо. О художественных достоинствах этой прямой речи, защищающей право сатирика изобличать порок, можно спорить, но публицистическая ее сила несомненна даже сегодня.

Еженедельный журнал Смесь выходил с апреля до конца 1769 г. Кто был его редактором, точно неизвестно. Некоторые исследователи считали, что это был Федор Эмин. Однако Н.И. Новиков, хорошо знавший писателя, в биографии Эмина, составленной для Опыта исторического словаря, не упоминает этого издания. Проф.П.Н. Берков полагал, что издателем мог быть переводчик Л.И. Сичкарев. Другие исследователи называют двух соиздателей: Новикова и Эмина.

Журнал интересен тем, что в нем много материалов, посвященных выяснению отношений между разными. сатирическими изданиями. Здесь печатаются несколько писем с критикой Всякой всячины (иногда довольно грубой), здесь же находят место письма читателей в редакции других журналов, по каким-то соображениям не опубликованные в них. Смесь печатает ответы на вопросы Правдолюбова, заданные им Всякой всячине.

Новиков.

В мае 1769 г. начинает выходить журнал Трутень, который не только не поддержал курс, предложенный Всякой всячиной, но вступил с ней в прямую полемику. Издателем Трутня был Николай Иванович Новиков (1744 - 1818) - яркий публицист и просветитель XVIII в.

В названии журнала было заключено два значения. Первое, рассчитанное на цензуру, служило своего рода прикрытием для второго. В предисловии, помещенном на первом листе журнала, издатель признавался в своей неизлечимой лености, которая якобы и была причиной сему изданию. Поэтому-то, признавался журналист, я и вознамерился издавать в сем году еженедельное сочинение под заглавием Трутня, что согласно с моим пороком и намерением, ибо сам я, кроме сего предисловия, писать буду очень мало, а буду издавать все присылаемые ко мне письма, сочинения и переводы... 1.

Второй и главный смысл названия журнала был связан с основным объектом сатиры Новикова - с дворянами-крепостниками, социальными трутнями, живущими за счет крепостных крестьян. Социальная позиция Трутня раздражала издателей Всякой всячины и вызвала на страницах журнала острые споры.

Полемика между Всякой всячиной и Трутнем велась по двум тесно связанным между собой вопросам. В первом из них речь шла о предмете сатиры. Журнал Новикова утверждал, что сатира должна метить непосредственно в носителей зла.

Всякая всячина, напротив, взяла за правило осуждать только пороки, а не их конкретных представителей.

Второй вопрос касался характера сатиры, т.е. той позиции, которую займет сатирик по отношению к носителям зла. Особую остроту придавало этому спору то обстоятельство, что объектом сатиры фактически были дворяне и весь бюрократический аппарат. Что касается крестьян, то они по своему зависимому и бесправному положению могли быть лишь объектом сочувствия и сострадания. Поэтому вопрос о характере сатиры подразумевал степень критического отношения к дворянству и бюрократии.

Екатерина II не собиралась подвергать помещиков и чиновников суровому осуждению. Резкие выпады Трутня против них явно пришлись ей не по вкусу, и она решила преподать ему соответствующий урок.

Непоследовательность тактики Екатерины II проявилась не только в том, что, взяв на себя руководство сатирическим журналом, она фактически отказалась от сатиры, но и в том, что, старательно скрывая свое руководство журналом, она неоднократно прибегала к угрозам, приличествующим только высшей власти.

Новиков не оставляет без внимания и еще одно неудачное выражение Екатерины II, допущенное во второй ее полемической статье: Госпожа Всякая всячина написала, что пятый лист Трутня уничтожает. И это как-то сказано не по-русски; уничтожить, то есть в ничто превратить, есть слово, самовластию свойственное; а таким безделицам, как ее листки, никакая власть не прилична; уничтожает верхняя власть какое-нибудь право другим. Но с госпожи Всякой всячины довольно было бы написать, что презирает, а не уничтожает мою критику. Сих же листков множество носится по рукам; итак, их всех ей уничтожить не можно

В высшей степени показательно, что оба журнала по поводу возникшего между ними спора обращаются к публике. Выразителями общественного мнения стали другие сатирические журналы - Адская почта и Смесь, которые встали на сторону Трутня. Вдохновленный поддержкой, Новиков продолжает свои критические выступления. Он высмеивает увлечение русских помещиков иностранными модами, их непомерное чванство и высокомерие, раскрывает взяточничество и произвол подьячих. Наибольшей остротой и смелостью отличались статьи, адресованные дворянам-крепостникам - Змеяну, Безрассуду и т.п. Но вершиной обличительной литературы в Трутне стали копии с отписок, т.е. копии с переписки между барином и крестьянами.

Потерпев поражение в полемике с Трутнем, Екатерина решила воспользоваться правом сильного. В следующем 1770 г. большая часть сатирических журналов была закрыта. Остались лишь Всякая всячина под новым названием Барышок всякой всячины и Трутень. Но существование Трутня было оплачено Новиковым дорогой ценой. Пришлось отказаться от обличения помещиков-крепостников и недобросовестных судей. Вместо них сатирическому осмеянию подвергаются кокетки, щеголихи, бездарные писатели. Но и в таком виде Трутень просуществовал лишь до конца апреля 1770 г. Новиков намекал на насильственное закрытие своего журнала: Против желания моего, читатели, я с вами разлучаюсь 1

Однако Новиков не намеревался складывать оружие и ждал благоприятного случая для выпуска нового журнала. Через два года такой случай представился. В 1772 г. Екатерина II написала комедию О время! , в которой осмеивала реакционеров, якобы недовольных политикой правительства. Новиков решил использовать сам факт появления этой пьесы как разрешение сатирических изданий и даже сделал попытку заручиться покровительством высших властей. Новый журнал Новикова назывался Живописец. В первом же номере издатель помещает обращение к неизвестному сочинителю комедии О время! и приглашает его сотрудничать в своем журнале. Было сделано предложение прислать в Живописец что-либо из его сочинений. Расчет Новикова увенчался полным успехом. Екатерина ответила издателю Живописца благосклонным письмом, которое было тут же опубликовано на страницах журнала.

Заручившись сильным, хотя и мало надежным покровительством, Новиков решил вернуться к крестьянской теме, столь удачно представленной в Трутне копиями с отписок. В пятом листе Живописца он публикует знаменитый Отрывок путешествия в *** И *** Т *** - главу из дорожных записок неизвестного автора. Далее приводится описание одной из деревень, носящей название Разоренной, расположенной на самом низком и болотном месте. Вследствие этого улица в ней покрыта грязью, тиной и всякою нечистотою.... Путешественник обращает внимание на безлюдье в деревне и узнает, что все взрослое население было на барщине. Изнемогая от зноя (день был жаркий), путешественник заходит в избу, где увидел трех младенцев, оставленных в своих лукошках без всякого призрения. У одного из них упал сосок с молоком, другой повернулся лицом к подушонке, набитой соломою, и мог бы задохнуться, третий - был распеленан, и множество мух... немилосердно мучили сего ребенка. Оказав помощь каждому из младенцев, путешественник поспешил выйти во двор, спасаясь от заразительного духа, нечистоты и множества мух в избе.

Вопрос об авторе Отрывка стал предметом многолетних разысканий и дискуссий, в ходе которых определились две точки зрения. Одна группа исследователей, в том числе Г.П. Макогоненко, называет его автором самого Н.И. Новикова, а инициалы И.Т. расшифровывает как издатель „Трутня. Вторая - В.П. Семенников, П.Н. Берков, Д.С. Бабкин и др. - полагает, что Отрывок принадлежит А, Н. Радищеву.

Новиков, порицая жестоких и алчных крепостников, противопоставлял им добрых, гуманных дворян, у которых крестьяне наслаждаются вожделенным спокойствием. Автор Отрывка занимает другую позицию.

За все время пути путешественник встречает в деревнях и селах только бедность и рабство. Правда, он надеется увидеть деревню Благополучную, о которой ему много доброго насказал один из крестьян.

Однако описания такой деревни так и не последовало, что дает основание видеть в этом намек на отсутствие в действительности благополучных деревень.

Новиков понимал, что публикация Отрывка ставит под угрозу существование его журнала, и поэтому поспешил еще раз заручиться поддержкой высшей власти. Сие сатирическое сочинение... - писал он по поводу первой части Отрывка, - получил я от г.И.Т... . Если бы это было в то время, когда умы наши и сердца заражены были французскою нациею, то не осмелился бы я читателя моего попотчевать с того блюда, потому что оно приготовлено очень солоно и для нежных вкусов благородных невежд горьковато. Но ныне премудрость, сидящая на престоле, истину покровительствует во всех деяниях. Итак, я надеюсь, что сие сочиненьице заслужит внимание людей, истину любящих 1. Появление на страницах Живописца Отрывка путешествия в*** И*** Т*** вызвало среди крепостников волну возмущения.

Журнал Живописец просуществовал еще меньше, чем Трутень. В конце 1772 г. он был закрыт. Спустя 20 лет,1 августа 1792 г. императрица подписала указ о заключении Новикова в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет. В указе говорилось, что и это решение было смягчением нещадной казни (т.е. смертной), которой он подлежал бы по силе законов за свои преступления. Четыре с половиной года провел Новиков в крепости, терпя крайнюю нужду в самом необходимом, даже в лекарствах. Император Павел I в первый же день своего царствования освободил Новикова. Николай Иванович был взят в крепость еще в полном развитии его сил и энергии, а вышел оттуда дряхл, стар, согбен. Он вынужден был отказаться от всякой общественной деятельности и до самой своей смерти (31 июля 1818 г) прожил почти безвыездно в Авдотьине, заботясь о нуждах своих крестьян и об их просвещении.

Сатирические журналы XVIII века, призванные Екатериной быть поддержкой и защитой ее правлению и государственной деятельности, обратились в оружие против самодержавия, против его власти и влияния. Они развивались, росли, и, самое главное, влияли на общественное мнение.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: