Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!


История «Таймс», появление термина «четвертая власть»; появление и развитие в Англии провинциальной прессы


Основателем газеты, считающейся в настоящее время синонимом респектабельности британской прессы, стал английский типограф Джон Уолтер, начавший издавать газету в 1785.  «Times» вначале назывался «Daily Universal Register». Однако три года спустя Уолтер нашел это название неудобным и переименовал свою газету в «Times». Под этим названием газета вошла в историю мировой прессы.

Задачей Джона Уолтера было сделать Таймс изданием, интересным всем читающим кругам. В своей первой редакционной статье он заявил о том, что газета должна быть хроникером времени, верным летописцем всех проявлений человеческого разума; она не должна сосредоточиваться только на одном событии, но, подобно хорошо сервированному столу, должна иметь в своем арсенале блюда на любой вкус и, избегая крайностей, держаться золотой середины.

На самом деле появление газеты было вызвано потребностью в рекламе. Уолтер очень скоро сумел поднять престиж газеты. В первое время «Times» держался в стороне от всяких партий и старался оставаться независимым, оставляя за собою право критики действий как правительства, так и всех партий. Однако вскоре газета начинает тяготеть к позиции партии тори, хотя торийские принципы «Times» значительно отличались от тех, которые были приняты при дворе. Представителем придворного ториизма был «Morning Post», а органом вигов - «Morning Chronicle».

Во времена Джона Уолтера занятие журналистикой не было прибыльным делом, единственная награда - приобретение политического влияния. Тиражи британских газет были небольшими, и в 1795 тираж Таймс, составивший 4800 экз., считался рекордным.

Уолтер, подобно всем издателям своего времени, не избежал также преследования. За статью, напечатанную в «Times» осенью 1789 г., в которой высказывалось порицание герцогу Йоркскому, Уолтер был приговорен к уплате 50 фунтов штрафа и к позорному столбу на один час, а затем к тюремному заключению на один год. Но от позорного столба его избавили и только посадили в тюрьму. Оттуда он продолжал руководить изданием газеты, но в это время в «Times» появились две новые статьи, навлекшие на Уолтера гнев частей. Статьи были направлены против герцогов Йоркского и Клапанского, и принца Уэльского. За это Уолтер был присужден еще на год в тюрьму и к уплате штрафа. Заступничество друзей при дворе и вмешательство знаменитого адвоката, сэра Томаса Эрскина, помогли Уолтеру и, отсидев шестнадцать месяцев в Ньюгэте, он был выпущен на свободу.

Подлинное значение Таймс как общенациональной, а затем влиятельной европейской газеты проявилось только в 19 веке. В 1803 управление Таймс переходит к Джону Уолтеру 2, который усилил в Таймс черты респектабельности и сделал это издание самым информированным в стране. В период наполеоновских войн Англия находилась не только в экономической, но и в информационной блокаде - иностранные новости поступали с большим опозданием.

Любопытно в этом отношении одно столкновение, которое Джону Уолтеру пришлось иметь с правительством, и в котором он остался победителем, благодаря своей энергии и находчивости. С самого начала он стал заботиться о том, чтобы доставлять английской публике наиболее ранние и наиболее верные известия из-за границы. С этою целью он завязал сношения с редакциями французских газет, откуда вырезывались подробные известия о действиях французских войск и т.п. и затем отправлялись Уолтеру с первым отходящим судном.

Правительство, однако, находило неудобным для себя появление таких подробных сведений в газете, и поэтому пакеты, адресованные в «Times», без всякой церемонии конфисковались властями. Как только в каком-нибудь из портов появлялось иностранное судно, на борт поднимался правительственный чиновник и отбирал у капитана пакеты для «Times», Уолтер протестовал против такого произвола властей, но все, чего он мог добиться - ответа, что «он может получить в виде любезности свои иностранные бумаги, но лишь в обмен на другую любезность со своей стороны», т.е. что он должен обещать придерживаться известного образа мыслей в своих публикациях иностранных известий и, следовательно, придавать им известную окраску. Уолтер снова протестовал и снова получил ответ, что «прежде он должен объявить, какую партию в политике он будет поддерживать, и только тогда он получит обратно свои бумаги». Возмущенный Уолтер наотрез отказался связывать себя какими-либо обещаниями в политическом отношении и стал изыскивать другие способы добывать известия с полей сражений. И это удалось ему настолько, что очень скоро в газете все известия стали появляться сутками раньше, чем в министерских органах печати, что было очень неприятно правительству, но на этот раз оно не могло повредить Уолтеру, ибо его источник был не известен никому. Уолтер, таким образом, способствовал уничтожению обычая, практиковавшегося в лондонском почтовом управлении, систематически задерживать всякие иностранные известия для газет, с тем, чтобы они раньше появлялись в министерской печати.

Использовав ситуацию, «Таймс» в 1807 послала своего корреспондента Генри Робинсона освещать события в Европе. Репортажи корреспондента «Таймс» из Германии и Испании продолжались до 1809, став своеобразным британским «окном в Европу», а сама газета увеличила сеть своих корреспондентов как внутри страны, так и за рубежом.

В ноябре 1814 г. произошло знаменательное событие в истории всей мировой журналистики, которое произвело настоящий переворот в технике газетного дела - в книгопечатаньи впервые был применен паровой печатный станок.

И первым, кто воспользовавшийся силой пара в целях усовершенствования техники печатания, был Джон Уолтер, издатель «Times». 29 ноября 1814 г. вьшел первый номер «Times», отпечатанный посредством паровой машины. В этом номере находилось обращение к читателям, в котором издатель сообщал о важном нововведении в технике печатного дела и описывал действие новой типографской машины, двигающейся паром и значительно упрощающей дело книгопечатания.

Нововведение, однако, вызвало серьезный протест со стороны наборщиков, но Уолтер был не такой человек, чтобы испугаться угроз. Он давно уже сознал непригодность ручных типографских станков, и так как газета его все разрасталась, и число читателей у нее увеличивалось, то он увидел необходимость усовершенствовать способ печатания, так как в противном случае он скоро был бы не в состоянии удовлетворить растущий спрос на газету. Поэтому, когда один из его наборщиков сделал модель самодействующего типографского станка, то он дал ему денег и всячески подталкивал к производству дальнейших опытов. Наконец, в 1814 г. он приобрел патентованный печатный станок от изобретателя, саксонца Кенига, и тайно, в течение нескольких месяцев, производил в отдельном здании опыты с этим станком, под руководством изобретателя и его помощников.

Тот день, когда решено было впервые отпечатать газету на этом станке, стал знаменательным для Уолтера. Его наборщики хотя и не знали, о том, что им готовится такой сюрприз, но конечно подозревали, и поэтому волновались и предупреждали, что убьют каждого, кто своим изобретением оставит их без работы. В шестом часу, утром 29 ноября, когда они по обыкновению собрались в типографии к ним вышел Уолтер и к их величайшему изумлению объявил, что «Times» уже отпечатана на паровой машине. После чего прибавил, что если они прибегнут к насилию, то повредят только себе, ибо и с ними поступят так же, если же они будут спокойны, то жалованье им будет выплачиваться по-прежнему, до тех пор, пока им не будет найдено соответствующего занятия. Наборщики покорились неизбежному, и, таким образом, важное нововведение в технике книгопечатного дела прошло гораздо спокойнее, чем можно было ожидать на основании некоторых первоначальных тревожных признаков.

В 1817 Джон Уолтер занял место в парламенте, а на пост редактора назначил Томаса Барнса. Барнс возвел газету в ранг непререкаемых авторитетов в мире информации, закрепив за ней статус влиятельного издания. Взвешенная позиция «Таймс», не допускавшая явного радикализма, и ориентация на традиционные ценности среднего класса выгодно отличали ее от популистских и радикальных изданий того времени, не говоря о бульварной прессе.

Публикации и позиция «Таймс» сыграли большую роль в таких важных политических событиях, как первая парламентская реформа 1832, давшая право голоса мелкой и средней буржуазии и уничтожившая часть «плохих местечек» в пользу промышленных центров, принятие закона об эмансипации католиков, отмена хлебных законов в 1846.

Пик популярности Таймс приходится на события Крымской войны, в период редакторства Джона Дилейна. Освещать военные действия был отправлен знаменитый корреспондент Таймс Уильям Рассел, первый военный корреспондент в истории британской прессы. Репортажи Рассела с места боев вдохновляли поэтов, строки его репортажей становились крылатыми выражениями, а его разоблачения военных и политических кругов привели к отставке правительства и к смене военного руководства.

В середине XIX столетия Таймс получила прозвище Громовержец. Ее ежедневный тираж достиг 60 000 экз., тогда как тираж ближайшего конкурента едва приближался к 6000. Точность и качество репортажей, своевременность освещения событий, высокий уровень передовиц и аналитических статей, осведомленность в хитросплетениях европейской политики сделали «Таймс» эталоном европейского периодического издания. Во многих европейских столицах собственные корреспонденты «Таймс» пользовались таким же вниманием, как и послы иностранных держав. Пресса в лице «Таймс» становилась подлинной «четвертой властью». Для Абрахама Линкольна «Таймс» этого периода – «одна из величайших сил в мире, даже королева Виктория в одном из писем сетовала на влиятельность этой газеты.

Появление информационного агентства «Рейтер» (1851) и отмена гербового сбора в 1855 привели к потере монопольного положения «Таймс» в мире новостей, а конкурирующие издания увеличили тиражи и потеснили «Таймс» на читательском рынке. С наступлением эры «нового журнализма», особенно с появлением газеты «The Daily Mail» в 1896, положение «Таймс» ухудшилось, и ее тиражи упали до 40 000 экз. Некогда всемогущее издание оказалось на грани банкротства. В 1922 газета была приобретена семейством Астор, а с 1966 она вошла в состав концерна «Thomson Organization», владеющими 50 газетами и журналами, а также несколькими радио - и телестанциями.

Несмотря на смену владельцев, направленность и качество «Таймс» остались неизменными. В настоящее время это влиятельная ежедневная газета, издающаяся в Лондоне и имеющая широкую сеть собственных корреспондентов за рубежом. Тираж «Таймс» в начале 1990-х составлял приблизительно 440 тыс. экз., что является неплохим показателем для категории «качественных» изданий, и только тираж «Дейли Телеграф» находится на отметке 1 млн. экземпляров.

В то время как «Times» и другие молодые газеты пробивали себе дорогу к известности, старейшие представители английской журналистики постепенно сходили со сцены. В числе этих последних знаменитостей, отживавших свой век, находился и «Public Advertiser», прославившийся сотрудничеством Юниуса. «Public Advertiser» прекратил свое существование в 1704 г. Место его до некоторой степени занял «Morning Advertiser», выдвинувший на сцену новый род журналистики — промышленный (экономический), который в настоящее время имеет также большое значение в Англии. Это был орган торговцев съестными припасами и поэтому, главным образом, занимался вопросами торговли и только такими политическими и социальными вопросами, которые интересовали его клиентов. «Morning Advertiser» был основан на кооперативных началах обществом торговцев и имел довольно большой успех. По примеру его были основаны и другие торговые органы, но они имели не такое большое распространение, как «Morning Advertiser».

До сих пор мы говорили только о лондонской печати, так как только эта печать в действительности руководила общественным мнением и принимала деятельное участие в борьбе за свободу, Провинциальная анлийская печать очень долго была лишь отражением лондонской печати и руководствовалась ее взглядами. Собственно провинциальная печать начала существовать лишь после 1695 г. и упразднения закона о цензуре. Тотчас же по введении свободы печати возникла первая провинциальная газета в Англии «Lincoln Rutland and Stamford Mercury», но лишь в конце XVIII столетия началось активное развитие провинциальной печати; в 1782 г. в Англии было 50 провинциальных газет, а в 1795 г. - уже 72.


Предыдущие материалы: Следующие материалы: