Печать после июльских событий


За истекшие пять месяцев буржуазно-демократической революции провозглашенные свободы дали заметный импульс для развития прессы всех политических партий России. Возникли новые кадетские газеты «Власть народа», «Война и мир» и др.; буржуазная партия Народной свободы начинает издавать газеты «Свободный народ», «Свободное слово» и т.д.

Заметно усилилась и печать социалистических партий. У меньшевиков появились не только новые газеты, в числе которых были «Вперед», «Свободная жизнь», но и журналы «Рабочая мысль» (Петроград), «Мысль» (Астрахань) и др. Центральным органом партии меньшевиков по-прежнему оставалась «Рабочая газета», занимавшая, как и прежде, позицию поддержки Временному правительству и поиска путей совместных действий с эсерами.

Из московских изданий меньшевиков следует отметить «Освобождение труда» – бюллетени московского комитета всероссийской организации «Единство». Это была еженедельная газета, выходившая при участии Г. Плеханова,

В. Засулич, Л. Дейча. Около 20 новых газет и журналов стали издавать эсеры и анархисты. Их периодика выходила в Петрограде, Москве, Ростове-на-Дону, Киеве, Харькове, Тифлисе, в различных городах Сибири и Урала.

 Несмотря на разгром редакции «Правды», продолжало расти и количество большевистских газет и журналов. В сентябре их выходило более 70, в том числе около 30 издавались на национальных языках.

В дни корниловского мятежа противоречия между социалистическими партиями и их печатью проявились с новой силой. Действия Временного правительства, вставшего на путь установления жесткой власти, подавления демократических свобод, заметно поколебали доверие масс.

Хотя социалистические партии занимали выжидательную позицию и не столь продолжительное время, этого вполне хватило, чтобы большевики подняли народ на борьбу с корниловщиной и выступили как защитники завоеваний революции. Именно на этой волне шло последующее развитие событий, и вера народа в лозунги, выдвигаемые большевиками, укреплялась.

Февральская буржуазно-демократическая революция объединила устремления большей части социалистических партий России, побудила их к совместным действиям за утверждение демократического строя. Подтверждением тому стала деятельность газеты «Забайкальский рабочий», возобновившей после 1905 г. свое издание в марте 1917 г. в Чите. В течение всего периода до Октябрьской революции и нескольких месяцев после ее свершения – до начала 1918 г. – в состав редакции входили эсеры, меньшевики, кадеты, а также большевики.

Вначале газета издавалась Комитетом объединенных организаций РСДРП.

После выхода большевиков из редакции газета призывала к поиску путей согласия между всеми представителями социалистических партий.

В августе 1917 г. «Забайкальский рабочий» перешел в руки так называемых «интернационалистов» и продолжал активно выступать против нежелания большевиков считаться с мнением других социалистических партий в вопросах революционной стратегии и тактики.

В социалистической, журналистике после июльских событий 1917 г. проявились и некоторые тенденции к объединению усилий против реальных проявлений контрреволюции, против наступления на демократию.

Так, в 1917 г. в Москве стал выходить «Бюллетень социалистической печати». Издавался он совместно редакциями газет «Известия Советов рабочих депутатов» (меньшевистский орган), «Солдат-гражданин» (эсеро-меньшевистская газета), «Труд» (эсеровский орган), «Вперед» (меньшевистское издание), «Социал-демократ» (большевистская газета).

Главное назначение «Бюллетеня» – объединение усилий в борьбе с корниловским мятежом, освещение хода его ликвидации. В выступлениях «Бюллетеня» находили отражение и противоречия внутри социалистического движения, высказывалось критическое мнение эсеров и меньшевиков о политике, проводимой большевиками по отношению к Временному правительству.

В конце июля 1917 г. состоялся VI съезд РСДРП. Высоко оценив роль «Правды» в руководстве всей партией, съезд поставил перед большевистской печатью главную задачу на ближайшую перспективу – подготовку масс к вооруженному восстанию. Центральным органом партии большевиков в начале августа становится «Пролетарий», который затем меняет свои названия на «Рабочий», «Рабочий путь».

Большевистская журналистика, как и прежде, оставалась непримиримой к другим социалистическим партиям.

Участие меньшевиков и эсеров во Временном правительстве, их одобрение его действий во время наступления корниловских войск, их поведение в первые дни мятежа были расценены «Правдой», «Деревенской беднотой», «Солдатской правдой» и другими большевистскими газетами как предательство интересов революции, интересов народа. Сложившаяся ситуация еще больше усилила противостояние большевистской журналистики прессе всех других социалистических партий.

Выступая в «Правде» со статьями «Как обеспечить успех Учредительного собрания», «Задачи революции», Ленин еще за несколько месяцев до Октябрьской революции предопределил судьбу прессы, не разделявшей взглядов большевиков.

Концепция его выражалась в необходимости подавления буржуазной, контрреволюционной, оппозиционной печати, после того как большевики завоюют власть.

Большевистская пресса звала массы к революции, призывая к достижению победы любой ценой.

Но в среде ленинского окружения не было единства взглядов в вопросе о немедленном захвате власти. В октябре 1917 г. Л. Каменев и Г. Зиновьев опубликовали в формально внепартийной газете «Новая жизнь» письмо, в котором, хотя и завуалированно, выражали несогласие с курсом, взятым партией на вооруженное восстание. Письмо было расценено как вопиющее нарушение партийной дисциплины: Ленин потребовал исключить Каменева и Зиновьева из партии. Однако его предложение не было поддержано большинством ЦК. Выполняя директиву VI съезда партии, большевистская печать выступала как идеологическая и организующая сила в сплочении трудящихся ради победы революции.

 С приходом к власти большевиков начался процесс перераспределения материально-технической базы журналистики. Новое руководство страны придавало огромное значение этому вопросу, о чем свидетельствует одна из телеграмм Председателя Совета народных комиссаров (СНК) В.И. Ленина (февраль 1918 г.): «Печатный станок – сильнейшее наше оружие». Петроградский военно-революционный комитет (ВРК) в первые же дни закрыл ряд частных газет: «Биржевые ведомости», «Копейку», «Новое время», «Русскую волю» и др., конфисковал их типографии. ВРК сразу же особой резолюцией регламентировал порядок конфискации типографий, потребовал вести «учет запаса бумаги, которая распределяется между крупнейшими социалистическими партиями». Печатать что-либо в этих типографиях можно было лишь по решению ВРК. Он же принял меры к учету и охране полиграфического имущества. Петроградский ВРК более 15 раз обсуждал вопросы реквизиции бумаги только в октябре – ноябре 1917 г., позднее он принял решение «О запрещении вывоза бумаги из Петрограда». Затем этими вопросами стал заниматься Совнарком.

Через полиграфический отдел ВСНХ и его отделы на местах была проведена в 1918–1921 гг. централизация руководства полиграфической промышленностью. 2 июля 1919 г. Совет рабочей и крестьянской обороны принял постановление «О милитаризации типографских рабочих», а СНК обнародовал декрет о распределении печатной бумаги в стране. В начале 1920 г. увеличивающаяся разруха в полиграфической промышленности заставила милитаризировать 16 крупнейших типографий Москвы, Петрограда, Нижнего Новгорода.

Постепенно все наиболее мощные типографии на территории, занятой Советами, переходят в их руки: к октябрю 1919 г. было национализировано 125 предприятий полиграфической и бумажной промышленности. Был установлен контроль над Петроградским телеграфным агентством, радиотелеграфом, всеми радиостанциями столицы и ее окрестностей, созданы правительственные учреждения по их управлению и контролю за деятельностью частных полиграфических предприятий.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: