Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!


Развитие гуманитарного права во второй половине XIX – первой половине XXвв. 


Когда французская армия под предводительством Наполеона III столкнулось с австрийской армией в 1859 г. близ местечка Сольферино на севере Италии, тысячи раненых, оставшихся на поле битвы после этого большого сражения, оказались брошены на произвол судьбы; были оставлены умирать мучительной смертью. Разве шестеро военных врачей, имевшихся в победившей французской армии, могли оказать существенную помощь девяти тысячам раненым!?

Случайным свидетелем последствий этого сражения стал молодой швейцарский бизнесмен Анри Дюнан (его заслуженно считают основателем современного гуманитарного права и Международного Красного Креста). Увидев в городке Кастильоне огромное количество истекающих кровью раненых, он, позабыв о своих коммерческих делах, из-за которых и оказался в Италии, бросился оказывать помощь страдающим людям. Не имея специальной медицинской подготовки, он помогал раненым, чем мог: промывал им раны, накладывал повязки, подносил воду… Кроме того, ему удалось убедить местных женщин последовать его примеру – вначале те боялись ухаживать за ранеными французами, так как боялись мести австрийцев. Но Дюнан убедил их в том, что перед лицом страданий все равны.

Вместе с состраданием в сердце Дюнана растет и другое чувство: негодование. На устах раненых, от которых он не отходит ни днем, ни ночью, одни и те же горькие слова: «Что же это происходит, сударь? Мы честно сражались, а теперь… Теперь нас бросили на произвол судьбы».

По возвращении из Италии картины человеческих страданий, невольным свидетелем которых стал Дюнан, преследуют его постоянно. Он чувствует, что должен сделать что-то еще… И вот он, словно повинуясь какой-то необоримой силе, запирается у себя в комнате и пишет книгу «Воспоминание о битве при Сольферино».

Эта книга, вышедшая в свет в 1862 году, явилась настоящим шедевром, одним из лучших произведений натуралистической школы, и принесла   автору всемирную славу. Со всех концов Европы Дюнану приходят бесчисленные письма, его приглашают в гости именитые особы, в том числе правители европейских государств.

Книга Дюнана, в которой он описывает последствия битвы, страдания раненых, заставляет проклясть войну. В конце книги автор выдвигает два конкретных и очень важных предложения: 1) заключить постоянно действующее международное соглашение, регулирующее некоторые аспекты ведения войны и 2) создать общество для помощи раненым на войне.   Первое предложение привело к принятию в 1864 г. I Женевской конвенции, второе – к основанию Красного Креста.

С помощью своих единомышленников Анри Дюнан в октябре 1863 г. проводит международную конференцию и организует в Женеве Международный комитет по оказанию помощи раненым. (С 1880 года он стал называться Международным Комитетом Красного Креста (МККК); на протяжении всей своей истории эта организация играла (и играет) главную  роль в развитии международного гуманитарного права). Согласно Решениям конференции, каждая страна должна иметь общество, которое бы в случае войны оказывало помощь медицинским службам вооруженных сил (а для этого бы в мирное время обучало медсестер, готовило медикаменты и т.д.). В Решениях конференции указано, что персонал таких обществ «во всех странах носит единообразный отличительный знак – белую нарукавную повязку с красным крестом».

В августе 1864 г. по инициативе выше упомянутого Комитета Швейцарское правительство созывает международную дипломатическую конференцию в Женеве. Это была очень представительная конференция, на которую съехались представители 16 правительств – такого успеха не ожидали и сами организаторы. 22 августа 1864 г. участники конференции подписывают Женевскую конвенцию об улучшении участи раненых и больных воинов во время сухопутной войны. Согласно этой конвенции, воюющие стороны должны оказывать помощь всем раненым и больным независимо от того, на чьей стороне они сражались. Важнейшим нововведением  Конвенции явилось придание статуса нейтральности походным лазаретам и госпиталям, санитарным повозкам, военным врачам и гражданским лицам, которые оказывают помощь раненым и больным воинам. Статус нейтральности означал, что ни госпитали, ни санитарные повозки, ни врачи, ни другие люди, помогающие раненым, более не могут являться законными военными целями. Воюющие стороны не имеют право нападать на них, брать в плен врачей и медсестер. Для того чтобы можно было сразу понять, что данный объект или человек обладает статусом нейтральности, был введен защитный и опознавательный знак: красный крест на белом фоне. Таким образом, данный символ, уже существовавший с 1863 г., теперь обретал особую значимость: он должен был во время войны гарантировать неприкосновенность обозначенных им людей и объектов.

Статус нейтральности был введен по предложению Анри Дюнана – предложению, которое даже его товарищи по Комитету считали слишком смелым и необычным. Дело в том, что до этого с незапамятных времен военные медики представляли собой такие же законные военные цели, как другие офицеры и солдаты. Даже если противник и не хотел убивать врачей, трудно было понять, где врач, а где не врач, ибо никаких специальных опознавательных знаков для них не было предусмотрено.

Уже указывалось, что и до принятия Женевской конвенции существовало множество кодексов, картелей, соглашений и т.д., предоставляющих защиту определенным категориям людей, в том числе раненым и больным, регулирующих права и обязанности воюющих. Исследователи насчитывают более 500 таких документов, принятых до 1864 г. Некоторые из них не менее (или даже более)  тщательно прописывают защиту жертв войны, чем I Женевская конвенция. Однако они были разовыми, действующими только в период определенного военного конфликта и/или их действие распространялось исключительно на вооруженные силы какой-то одной страны. Например, «Инструкции полевым войскам США», принятые в 1863 г., больше известные как «Кодекс Либера» (по имени их разработчика, советника президента Линкольна Френсиса Либера), затрагивали практически все аспекты ведения войны, были чрезвычайно прогрессивны и проникнуты духом гуманности. Но эти Инструкции были предназначены исключительно для армии северян, участвовавшей в гражданской войне.

Выдающееся значение I Женевской конвенции 1864 г. состоит как раз в том, что она уже представляла собой многосторонний постоянно действующий договор, открытый для присоединения всех государств. С этого небольшого, состоящего из 10 статей документа начинается  все договорное право войны, а также все международное гуманитарное право в современном понимании. Именно эта конвенция лежит в основе принятых позже Гаагских и, что еще более очевидно, Женевских конвенций (за это ее называют «матерью конвенций»).  В 1864 г. впервые в истории государства приняли официальный постоянно действующий документ, содержащий ограничения их могущества в интересах отдельных людей и человеколюбия.

Всего лишь через два года после ее принятия, в австро-прусской войне 1866 г., Женевская конвенция прошла боевое крещение. Пруссия ратифицировала Конвенцию и придерживалась ее. Она располагала хорошо оснащенными госпиталями, и Прусский Красный Крест был все время там, где нужна его помощь. В лагере противника ситуация была абсолютно иной, поскольку Австрия тогда еще не подписала Конвенцию, и австрийская армия оставляла своих раненых на поле боя.

В 1867 г. все ведущие (т.е. независимые в то время) державы ратифицировали Конвенцию, кроме Соединенных Штатов, которые сделали это в 1882 г. С этого времени Конвенция приобрела всеобщий характер. Первый военный конфликт, в котором ее придерживались обе воюющие стороны, была сербо-болгарская война 1885 г.

Впоследствии Конвенция несколько раз подвергалась пересмотру. Закон необходимо было конкретизировать, адаптировать к меняющемуся характеру войны, но основные принципы I Женевской конвенции, направленной на защиту жертв войны, оставались в неприкосновенности.

Международный Комитет Красного Креста инициировал и направлял это последовательное развитие гуманитарного права. С помощью международных экспертов он выдвигал предложения, законопроекты, которые впоследствии служили основой для работы дипломатических конференций.

Первый пересмотр Женевской конвенции состоялся в 1906 г., с учетом опыта нескольких войн. Количество статей было увеличено до 33, но суть  Конвенции осталась прежней.

Во время первой мировой войны все положения Конвенции, в основном, применялись на практике, кроме тех, которые относились к репатриации медицинского персонала. Воюющие стороны держали значительное количество врачей и медсестер в плену, чтобы они заботились о своих раненых соотечественниках.

После войны, в 1929 г, Женевская конвенция была пересмотрена вторично. В частности, были добавлены положения, касающиеся медицинской авиации и, что очень важно, был ликвидирован пункт «на условиях взаимности». То есть теперь  ратифицировавшая Конвенцию держава обязана соблюдать ее в любом случае, даже если противник не соблюдает эту Конвенцию  (ранее Конвенции заключались по традиции  как взаимообязывающие международные договоры; они следовали общепризнанному правилу, согласно которому невыполнение договора одной стороной давало другой стороне право на его невыполнение).

Кроме пересмотра прежней женевской конвенции, в 1929 г. была принята новая Женевская конвенция об обращении с военнопленными, которая детально рассматривала различные аспекты захвата в плен, содержания в плену и репатриации.

Параллельно с развитием Женевского права шло развитие Гаагского права (см. пояснение данных терминов в модуле 4 «Основные разделы МГП») – второго раздела гуманитарного права, который ограничивает воюющих в выборе средств и методов ведения войны. В становлении Гаагского права огромную роль сыграла Россия. Именно Россия выступила в 1863 г. с предложением запретить некоторые виды оружия, которые наносят больший ущерб противнику, чем это необходимо для военной победы. В частности, были предложения запретить разрывные пули и пули со смещенным центром тяжести, воспламеняющиеся пули и снаряды. Данные предложения, исходящие от России,  другие государства зачастую воспринимали с недоверием и непониманием. Но все же в 1868 г. была принята Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль («Санкт-Петербургская декларация»). Таким образом, конференция, созванная российским императором Александром II в Санкт-Петербурге, сумела запретить использование конкретных видов вооружений, поскольку такие снаряды без надобности  увеличивали страдания раненых или делали их смерть неизбежной. Значение Санкт-Петербургской декларации заключается сегодня даже не столько в ее конкретном содержании, сколько в тех соображениях, которые привели к принятию  этого решения. Как сказано в ее преамбуле, «единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля», поэтому воюющие стороны обязаны ограничивать применение силы для достижения законной военной цели. Этот принцип, сформулированный, вероятно, под влиянием идей Руссо, остается до сих пор одним из главных принципов права войны.

Большим шагом вперед в регулировании средств и методов ведения вооруженных конфликтов стала Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, принятая первой Гаагской конференцией мира в 1899 г, а затем пересмотренная и дополненная второй Гаагской конференцией мира в 1907 г. Гаагская Конвенция впервые дала юридическое определение воюющего (комбатанта), выдвинула положение о защите гражданского населения, установила правила гуманного обращения с военнопленными и правила ведения военных действий. Исключительно важными можно считать раздел «О средствах нанесения вреда неприятелю, об осадах и бомбардировках» и правила, касающиеся оккупированных территорий. Провозгласив, что «воюющие не пользуются неограниченным правом выбора средств нанесения вреда неприятелю», Конвенция установила ряд запрещений:

А) употреблять яд или отравленное оружие;

Б) предательски убивать или ранить лиц из неприятельского населения или войск;

В) убивать или ранить неприятеля, который безусловно сдался;

Г) объявлять, что никому не будет пощады;

Д) употреблять снаряды и оружие, способные причинить излишние страдания;

Е) незаконно пользоваться парламентским или национальным флагом, военными знаками и форменной одеждой неприятеля и др.

Хотя Гаагская конвенция состояла из 56 статей, она, естественно, не могла предусмотреть всех ситуаций. Поэтому по предложению российского делегата Ф.Ф. Мартенса участники конференции внесли в Преамбулу Конвенции следующее положение: «… В случаях, не предусмотренных принятыми ими постановлениями, население и воюющие стороны остаются под охраной и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между образованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания». Эта знаменитая «оговорка Мартенса», являющаяся определенной правовой страховкой, прочно вошла в гуманитарное право и с незначительными изменениями содержится в ряде современных источников МГП.

Первая мировая война выявила необходимость дополнения Гаагского права. Дело в том, что во время первой мировой войны стали применяться некоторые новые средства ведения войны. Особо страшным и бесчеловечным средством был удушающий газ. Созванная Лигой Наций конференция в 1925 г. принимает Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств.

Практика обычно опережает развитие права. Воюющие стороны начинают применять в конфликте новые средства  или методы ведения войны, которые оказываются слишком жестокими и/или носящими неизбирательный характер. В итоге появляются Конвенции, которые запрещают (ограничивают) применение данных средств или методов.

Колоссальное влияние на развитие МГП оказала вторая мировая война. Именно после нее формируется система норм ныне действующего гуманитарного права.

Резюме.

Основателем международного гуманитарного права и Международного Комитета Красного Креста заслуженно считают швейцарского бизнесмена Анри Дюнана. Вышедшая в 1862 г. его книга «Воспоминания о битве при Сольферино» потрясла весь цивилизованный мир, заставила обратить внимание на ужасы войны, катастрофическое положение раненых и больных на поле боя.  Недаром уже в 1864 г. представители шестнадцати ведущих держав принимают Женевскую конвенцию об улучшении участи раненых и больных воинов во время сухопутной войны. Это был первый многосторонний постоянно действующий договор такого рода, открытый для присоединения всех государств. В дальнейшем Женевская Конвенция пересматривалась и дополнялась (1906, 1929 гг.).  Параллельно шло развитие Гаагского права, регулировавшего средства и методы ведения войны (1868, 1899, 1907, 1925 гг.).  Большая заслуга в развитии этой отрасли права принадлежит российским государственным деятелям и ученым-юристам, таким, в частности, как Федор Федорович Мартенс.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: